VOCABULARY 2 – лайфхаки от преподавателя, часть 8,5

Прежде чем раскрывать «сверхсекретные» высокоэффективные методики работы с лексикой, мне придется еще немного вас поуговаривать и поразвлекать научпопом на тему функционирования мозга. В противном случае мой труд ждет плачевная участь десятков аналогичных списков: их охотно репостят, на порядок реже читают и никогда не пользуются. Почему?

Потому что эти методики требуют дополнительных познавательных и творческих усилий по сравнению с простым выписыванием пары «слово – перевод». А организм (согласно одной убедительной теории) сопротивляется мыслительной деятельности, ибо мозг в активном режиме потребляет до 25% располагаемой энергии. Так что «лень» – это автоматическая активация режима энергосбережения, отключить который – всё равно, что отключить автопилот: можно, но обоснуй!

Нейробиологи, когнитивисты, психолингвисты и другие учёные люди, не нам чета, изрядно поднаторели в исследовании механизмов мозга – и всё равно признаются, что почти ничего не понимают. И всё же, кое-что они выяснили: мозг находится в постоянном процессе решения задач, который никогда не прерывается. В активном или в фоновом режиме — это уже другой вопрос, но в целом, решать задачи – функция мозга, как функция желудка – переваривать пищу. И он этим занимается круглосуточно, без вашего надзора и разрешения.

Задача – это непорядок, устранив который, мозг сам себе устраивает «ништячок» от системы поощрения: выброс всяких приятных гормонов типа дофамина. Незнакомое слово – это задача, запускающая поиск неизвестного всем многообразием способов: из контекста, по аналогии с однокоренными словами или словами родного языка, включая ассоциации, догадку, базовую компетенцию и т.д. Убраны колодки, взвывают турбины, отклоняются закрылки, снимаются тормоза… – и тут вы лезете в словарь.

Перевод – это готовый ответ, решение задачи, на которое мозг не потратил усилий. Это бесплатный «ништячок». Трудная задача решена, позитивная обратная связь получена, переходим к решению задач попроще.

Многократное повторение этого цикла приводит, как вы сами понимаете, к тому, что в похожей ситуации мозг сразу требует перевод. Он ведь знает только один – зато самый эффективный — способ решения задачи. Механизм такой же, как с никотином: если организму дали гормон бесплатно, то зачем вырабатывать свой? Вывод: смотреть перевод и считать, что вы учите язык – все равно что «решать» уравнения, вписывая правильный ответ с последней страницы учебника – и считать, что вы учите алгебру. Очевидно: вместо готового ответа в обоих случаях надо тренировать навык использования эффективных инструментов решения задачи.

Конечно, перевод иногда запоминается, с этим не поспоришь. Но тут-то и настигает обратный эффект: ведь чтобы «вынуть» эту пару, надо лезть в архив. Обращение к памяти – это сознательная операция, требующая времени и усилий (и это очень заметно на тесте, поверьте мне!). Для мозга каталожные ящички с карточками по алфавиту – самый противоестественный способ хранения информации, который можно придумать (если вы не аутист с аномальной памятью, а вы ведь не он?).

А какой естественный? Это тот самый вопрос, ответив на который мы определим, какие способы запоминания слов являются эффективными.

По последним выводам ученых, память – это тоже процесс, а не статичное хранилище. То есть когда мы говорим, что слова «хранятся» – это не совсем правильно, хоть и наглядно. Память — постоянно меняющаяся динамическая система с открытой архитектурой. Ближе всего к устройству этой системы – образ кластеров, таких развесистых гроздей, разветвленных во все стороны и нагруженных смыслами, образами и связями, постоянно обновляющимися, разрушающимися и разрастающимися. Сами эти связи очень разнообразны: это зрительные ассоциации, звуковые, тактильные и кинетические, вкусовые, эмоциональные, логические, вербальные, связанные с конкретной ситуацией и так далее. Чем больше связей задействовано, тем больше контент воспринимается как «родной». И отсюда важный вывод: на уровне выше Pre-Intermediate мы не столько «учим» язык, сколько «осваиваем», то есть «делаем своим», формируем свой личный – но при этом общепонятный вариант английского языка. Смотрите: все пилоты одной авиакомпании носят одинаковую форму, как и все курсанты одного училища. Технически, она одинаковая – но это же не значит, что вам все равно, чью форму надеть! Она общепринята, но у каждого – своя.

Ну что ж… Если я вас убедила — дайте знать. Волшебные методики уже пишутся. И никакие они не секретные!

Автор:

Елизавета Казачкова

2018-08-06T13:09:34+00:00